12


f. (58-3) "Это маленький пес, капитан
a. (83-3) Они шли ошеломленные в воцарившейся тишине. "Так могло случиться, сэр
r. (50-3) - сказал Бодряк, поглядывая на осколки. - "Кто-нибудь может пораниться, тут везде осколки стекла, а вы же не хотите увидеть кого-ни- будь из ваших людей поранившимся..
s. (41-3) - сказал он. x x x "Фейерверки? " - спросил Бодряк. Доктор Крест выглядел как человек, ловящий проплывающее бревно в бурном море. "Да.Фейерверк. Да. Для Дня Основателя. К несчастью кто- то бросил горящую спичку, которая подожгла ящик
i. (111-3) - сказал Морковка. "Он, э-э, мало появляется на страницах исторических книг
a. (23-3) - ответил он. "Почему бы и нет? " "Да потому, что все знают - собаки не умеют говорить. Послушай, они слышат меня, но вот в чем незадача, они то думают, что только они думают и разговаривают
p. (48-3) "Нет, разумеется.Был счастлив, что смог рассеять ваши сомнения
p. (93-3) - сказал Бодряк. - "Монарх - это абсо- лютный правитель, верховный Хончо
s. (16-3) - сказал Бод- ряк откуда-то из-за затмения. - "что эта форма устрашает
.. (52-3) - сказал доктор Крест. "Прекрасно. Прекрасно. Премного благодарен. " - Капитан Бодряк задержался в дверях, а затем хлопнул себя ладонью по лбу. "Извините, ради бога - голова как решето в эти дни - так что, вы говорили, было украдено? " Ни один мускул, ни одна жилка не дрогнули на лице докто- ра Креста. "Я не говорил, что было что-то украдено, капитан Бод- ряк
t. (147-3) Он сложил ленточку. Это был воротник или, по крайней мере, то, что осталось воротника, обгоревшего с обоих концов.Под слоем сажи чита- лось слово "Пухляк". "Мерзавцы! " - сказал Бодряк. - "Они же взорвали дра- кона! " Даже самый опасный человек в мире может быть представ- лен широкой публике. Он никогда за всю прожитую жизнь не причинял вреда жи- вому созданию. Правда он вскрыл нескольких, но только пос- ле того, как они умерли *, и удивлялся тому, как они чу- десно были положены вместе, впрочем считая, что это было проделано крайне неумело. В течение многих лет он не выхо- дил из большой просторной комнаты, считая это вполне в по- рядке, впрочем лишь потому, что большую часть своего вре- мени он проводил внутри собственной головы.Это был такой тип личности, которую трудно заточить в темницу. * Вследствие того, что он был ранней формой свободно мыслящего ученого, то он не верил в то, что человеческие существа были созданы некими божествами. Однако он предполагал, что часовые физические упражне- ния каждый день будут полезны для здорового аппетита и хо- рошей работы кишечника, а потому сейчас он сидел в машине собственного изобретения. Она состояла из седла с парой педалей, которые вращали с помощью цепи большую деревянную ось, которая удержива- лась на металлической подставке.Другая, свободно вращаю- щаяся, деревянная ось располагалась перед седлом и могла поворачиваться с помощью рукоятки, так что он мог приво- дить во вращение все сооружение и двигаться к стене, когда он заканчивал выполнять упражнения и, кроме того, это при- давало всей машине приятную симметрию. Он называл ее "машина-с вращающейся-осью-от-педалей-и- дополнительной-осью
k. (88-3) - сказала она. "Да ну?" - сказал Бодряк. - "Я полагаю, что следующее, что вы мне поведаете, что это все видел пес? " "Гав? " Эдвард с'Мерть задернул гардины, закрыл на задвижку дверь и склонился над ней.Это оказалось так легко! Он положил сверток на стол.Тот был тонким и около четы- рех футов длиной. Он аккуратно развернул его, и это была ... она. Она была очень похожа на ту, изображенную на рисунке. Типично для человека - вся страница была заполнена рисун- ками самострелов, а ее изобразили на полях, так что труд- но было заметить. Это было так просто! Зачем ее прятать? Возможно люди были испуганы. Люди всегда боятся силы. Она делает их нервными. Эдвард вытащил ее, побаюкал миг и обнаружил, что она плотно прилегает к руке и плечу. Вы мои. И это наступил конец Эдварда с'Мерть, раньше или позже. Нечто длилось некий миг, но оно было абсолютно вне че- ловеческого понимания. Было около полудня.Сержант Двоеточие доставил новобран- цев на стрельбище к мишеням. Бодряк продолжал патрулирование вместе с Морковкой. Он ощущал, что у него внутри что-то клокочет. Это чув- ство сметало на своем пути остатки заржавевших, но все еще действующих инстинктов, пытаясь привлечь к себе внимание. Он должен быть в движении.Это единственное, что мог сде- лать Морковка, лишь бы не уснуть. На улицах вокруг Гильдии работали Убийцы-стажеры, раз- гребая обломки. "Убийцы при дневном свете